Первый покерный солвер

new$world$order

Administrator
Автор месяца
27 Май 2022
2,796
176
Сегодня солверы стали неотъемлемой частью покерной индустрии. На рынке огромное количество продуктов на любой вкус и функционал. Сложно поверить, что еще десять лет назад все было совсем иначе, а многие сильные регуляры и вовсе отрицали значение концепции ГТО и равновесия Нэша для покера. Но кто сделал первый софт подобного рода?

Пионером оказался Олег Остроумов, выпускник мехмата МГУ и любителем видеоигр. Он полюбил покер, поняв, что он основан на теории вероятностей. За полтора года он смог подняться от НЛ2 до НЛ1,000, выиграть $40.000.
1708540332044
«Доказать существование равновесия Нэша в покере для студента математики относительно просто, но это не дает метод для его нахождения».

Олег был очень хорош в программировании сложных алгоритмов, но в 2012 году не было ни одного продукта, на который можно было бы опираться при разработке своего софта. Тем не менее, в 2013 году, спустя шесть месяцев с начала разработки, он смог создать программу для NLHE. Интересно отметить, что структура, заданная Олегом, осталась практически неизменной и сегодня дублируется всеми солверами: два диапазона начиная с флопа и ограниченный набор сайзингов. Сегодня можно найти и более сложные программы, такие как Simple Preflop или Simple 3-Way, или браузерные солверы с готовыми решениями, такие как GTO Wizard, но в основном они остались такими же, как первый продукт в индустрии.

Сам Олег описывал принцип работы своего солвера так:

«Программа начинает с полностью случайной стратегии, которая эволюционирует, играя против себя, улучшаясь в каждой итерации, увеличивая частоту более прибыльных действий. Она использует алгоритм Монте-Карло с минимизацией контрфактуального сожаления для вычисления равновесия. В тот момент я понял, что создал что-то невероятное, инструмент, который мог значительно улучшить понимание игры. Эта программа в конце концов стала известна среди моих клиентов как «солвер».

Хотя самая сложная часть работы была закончена, найти покупателей тоже не было легко. Учитывая, что самая продвинутая на тот момент покерная программа — CardrunnersEV — была гораздо менее функциональна и стоила $50, а 20-й топ-игрок в мире просил $1,000 в час за тренировку, этот софт должен был быть оценен как минимум между $50,000 и $100,000. Ведь речь шла о покерном тренере 24/7, при этом неспособном по-человечески ошибаться!

Тимофей «Trueteller» Кузнецов был уже восходящей звездой высоких лимитов, и он стал первым, с кем Олег связался по скайпу после нескольких попыток добраться до контакта очень уклончивого игрока. Trueteller был настроен скептически, но одно из решений, предложенных солвером, его убедило: в 2012 году, после чек-колла на флопе, все всегда чекали на терне. Это была правильная стратегия в большинстве случаев, но Кузнецов не был уверен, он думал, что иногда лучше ставить, но никто этого не делал. Солвер показал, что в 11% случаев на спаренной доске нужно балансировать трипсы гатшотами и флеш-дро. На тот момент это было необычно. Переговоры заняли больше времени, чем ожидалось, в основном потому, что Trueteller должен был играть и не имел времени болтать. Стоит отметить, что Тимофей изучал математику в университете, и что до появления солверов он оценивал равновесие Нэша на ривере, делая расчеты на салфетках.

Но среди игроков было много скептицизма: высокая цена и неизвестность программы часто воспринимались как скам.

В конце концов Олег нашел интерес Алекса «Kanu7» Миллера, другого элитного игрока. Вовремя, учитывая, что Остроумов посвятил все свое время программе и не играл больше. У него осталось $6.000 на счету и никакого дохода!

Миллер и еще пять игроков заключили сделку с Олегом, и то же самое сделал с другой стороны Trueteller. Обе стороны знали о соглашении с другой, и эксклюзивный доступ к программе принес прибыль в $200.000. После этого успеха Олег разработал солвер Омаха, заработав еще $300.000. Вовремя, скажем мы, учитывая, что в 2015 году вышел первый конкурент на рынке по цене $500 за лицензию.

Таким образом, молодой талантливый математик реализовал одновременно свой интерес к покерным механикам и теории игр и стремление заработать в сфере, где до него никто не успел отметиться какими-то заметными успехами.